Перейти к основному содержанию

«Жажду свиданi, жажду лобзанi»

30.06.2020

Коллекцию музея пополнили 40 экземпляров нотных изданий конца XIX – начала XX века, которые частично помогут восполнить военные утраты обширной нотной библиотеки семьи императора Николая II, находившейся в жилых комнатах Александровского дворца. Ноты из своего семейного архива передала в дар хранитель музейной коллекции «Металл» ГМЗ «Царское Село» Екатерина Стадлер.

В этих нотных изданиях представлено жанровое разнообразие музыкальных произведений московских и петербургских нотоиздателей. Среди них – популярные вальсы, мазурки, «оперетки», учебные пособия, а также романсы Чайковского, прелюдии Рахманинова, пьесы Гречанинова. Среди нот дарителя оказался экземпляр, который полностью совпадает с записью в описи нотных изданий Александровского дворца – это цыганский романс «Жажду свиданi, жажду лобзанi» петербургского издателя Карла Леопаса.

Сохранившиеся довоенные описи и фотографии красноречиво свидетельствуют о том, что музицирование было одним из любимых занятий членов императорской семьи.

– Из архивных источников мы знаем, что в жилых комнатах на половине императрицы Александры Федоровны находились два рояля, фисгармонь, фортепиано, две цитры, губная гармонь (не сохранились), а также новинка того времени – граммофон фирмы «Товарищество В. И. Ребиков и Кº» с набором пластинок. Неудивительно, что для такого количества музыкальных инструментов приобретались нотные издания с разноплановой музыкой. Помимо нот для фортепиано и фисгармони, были ноты для скрипки, виолончели, органа и флейты, – говорит Екатерина Стадлер.

Музыкальному образованию в императорских семьях отводилась значительная роль – музыка была обязательной частью великокняжеского воспитания. После 1905 года в Александровский дворец приглашали профессиональных педагогов – учителей музыки и пения. Александра Федоровна пела дуэты и играла в четыре руки с дочерьми или приглашенными дамами из близкого окружения, устраивала домашние концерты. После рождения цесаревича Алексея популярным музыкальным инструментом в семье стала трехструнная балалайка, игру на которой наследник очень полюбил. Уроки игры на этом инструменте были регулярными в его учебном расписании. Сам император предпочитал слушать музыку: регулярно посещал оперу, балет, особо ценил произведения русских композиторов Чайковского, Танеева, духовную музыку Бортнянского, Турчанинова, Львова.

Нотная библиотека Романовых насчитывала более тысячи экземпляров. Ноты приобретались в основном в столичных музыкальных магазинах или привозились из-за границы. Для более удобного хранения некоторую их часть переплетали в отдельные тематические альбомы (часто с пометками или автографами Александры Федоровны). Для этих целей использовались и кожаные папки-футляры с золотым тиснением – монограммой АФ под короной и различными надписями: Livadia, Ильинское, Lieder (с нем. Lieder – песни), Schumann Jugendalbum и др.

– Просматривая архивные записи нотных изданий Александровского дворца, невольно поражаешься огромному жанровому разнообразию: от оперных клавиров до салонной музыки, от классических произведений русских и западноевропейских композиторов до гимнов и маршей (военных, юбилейных, свадебных). Еще – духовная музыка, учебные пособия, песенная и танцевальная музыка (мазурки, гавоты, польки) и необычайно популярные в то время цыганские и казачьи песни, – отмечает Екатерина Стадлер.

Особый интерес представляют музыкально-издательские фирмы, выпускавшие ноты. Помимо значительного количества нот иностранных издательств – немецких, французских, английских – в библиотеке находились ноты ведущих и менее известных российских издательств рубежа XIXи XX веков: Петра Юргенсона (P. Jurgenson), Александра Гутхейля (A. Gutheil), Василия Бесселя (W. Bessel & C-ie), Юлия Циммерманна (J. H. Zimmermann), Николая Давингофа, Митрофана Беляева (M. P. Belaieff), Александра Йогансена (A. Johansen), Карла Леопаса (C. Leopas) и многих других; некоторые из них имели звание «Поставщика Двора Его Императорского Величества».